Uncle_Lao
Бог, создавая панд, был не в лучшем расположении духа: неповоротливые великаны, крайне прихотливые в еде, крайне плохо размножающиеся в неволе (да и в естественной среде обитания) – казалось бы, вот он, самый успешный рецепт вымирания! Но вчера одна мама-панда решила, что вымирать в ближайшее время не входит в её планы, и родила двойню, что для панд, в общем-то, редкость. С днём рождения, близняшки! Растите большими, здоровыми и сильными на радость маме и всему мировому сообществу!

И, так уж получилось, в этот же день угораздило и мне отпраздновать свой день рождения. Спасибо. Хотя я перестал относиться к этому дню, как к волшебному празднику, вчерашнее 23-е доставило мне массу приятных моментов.

Жаровня, подаренная Анютой, оказалась прекрасным и очень практичным подарком – румяные и ароматные сосиски-гриль стали замечательным дополнением к праздничному столу! Также я получил в подарок два артбука по Dragon Age (ne-e-erd!), от мам – галстуки, кожаный пояс и деньги. Последнее спущу на годовщину, хе!

Очень тёплые поздравления получил от братика (почти на двадцать лет меня старше, но я его постоянно так подкалываю), лучших школьных друзей и любимой тётушки. Самый лучший подарок – как всегда от любимой Анечки, но о нём – ни слова!

Секрет. Она знает.

Днём раньше наконец-то лапы дошли до «Штурмана». Немаленький рефрактор оказался чуть проще в настройке, чем я думал. Правда, сбоил «прицел», с полчаса настраивал его по Полярной, но оно того стоило! Картинка очень чёткая и приятная, хочу попробовать как-нибудь подключить к этому делу зеркалку.

Но всё-таки день вчерашний запомнился мне по необычному ощущению, посетившему меня в тот момент, когда я отвозил маму домой.

Для многих моих сверстников, «замерших» по самоощущению в возрасте 18-20 лет, фактический возраст, увеличивающийся с каждым годом, вызывает, мягко говоря, дискомфорт. Я не исключение. Но вчера…

…«I say I’d move the mountains, аnd I’d move the moutains…», промурлыкала Билли Холидей в колонках.
- Мягкий голос. Будто детский. У Эллы он немного другой, - глядя куда-то вдаль сказала мама. Много лет назад, ещё до моего рождения, лёгкий джаз, «Серенада Солнечной долины», Фитцджеральд, Эдди Келверт и Ласт были возведены в нашей семье в ранг культа. Она хорошо разбирается в джазовой музыке, но с Холидей как-то не пересекалась.
- Мне она даже больше нравится! – отзываюсь я. – Много воспоминаний.
- Папа гордился бы тобой, - внезапно говорит она, улыбаясь. – Ты так вырос!..

И вот тут-то я и понял, что разменять третий десяток не так и плохо! Я еду на своей машине по ровной дороге, в салоне тихо поёт Билли Холидей, мама сидит рядом и покачивает головой в такт прекрасной музыке… А дома – в нашем доме! – меня ждёт красавица жена, ещё одна мама, которую я никогда не смогу назвать «тёщей», верная собака и совсем ещё маленькая кошечка-трёхцветка Муня.

Иногда, словно выбиваешься из пространства-времени, и смотришь на мир глазами восемнацатилетнего студента, будто бы не узнавая окружающего. «Ух ты! Какая красивая женщина! Стоп, неужели я могу просто подойти к ней и погладить по спинке? Моя жена? Неужели – то, о чём я так долго мечтал… А сегодня ночью… тоже?» «Стоп, это моя машина? У меня есть права? То есть, я сяду, и поеду, куда захочу?» «Я всегда хотел собаку… Это что, мне? Мокрый нос, тёплая шёрстка, хвост калачиком – всё моё?» «Какой красивый дом…»

Эта странная дереализация длится всего пару секунд, но этого достаточно, чтобы, с одной стороны, почувствовать самым счастливым на этой земле – то чувство, когда «не веришь своему счастью», а с другой стороны – почувствовать себя несколько не в своей тарелке.

А тогда, в машине – «счастье» пришло, а чувство «чуждости» - нет.

Так вот он, мой мир? Мой возраст, моя жизнь, моя ответственность?

Да. Но это не значит, что восемнадцатилетний паренёк должен навсегда исчезнуть.

… Я давно хотел поиграть за Крестоносца в Diablo. И вчера вечером на мёртвые улицы Старого Тристрама вступили стройные ножки моей Йоханны (да, именно так, а не как в русской локализации «Героев»!). А несколькими часами раньше галантный месье Дориан провёл нас с Анютой по крышам революционного Парижа…

Да, мы вырастаем. Мы меняемся. Но это не значит, что мы больше не можем быть детьми. Не можем быть самими собой.
Именно поэтому среди подарков я нашёл ещё три фигурки маленьких лошадок из моего любимого мультсериала.

И по-детски обрадовался.